Черновики
Артур Арапов
Начинаю писать песню, записываю куда попало, теряю, забываю где потерял...
Пусть черновики тут хранятся. :)
а удобно иметь свой черновик всегда под рукой:) Где бы ты ни находился, заходишь в свою группу в ВК и пишешь-переписываешь, исправляешь и всё такое....
Artur Arapov
Знаешь ли, я до сих пор не забыл,
То, что нас грело когда-то давно,
Ради чего мы пришли в этот мир,
Ради чего мы ходили в кино.

Крутится время на стрелках часов.
Смотрят всё также на небо глаза.
Заперты двери на прочный засов,
Только в мечтах всё живут чудеса.
.................

Челодубы на полях дураков
Важно растят из грошей капитал.
Им наплевать на сто тысяч веков,
Что этот мир ни за грош потерял.

Можно и ночь представлять ясным днём,
Глядя на мир сквозь цветной фейерверк.
Млея в хрустальном гробу сладким сном
Жизнь подбирая себе под размер.
..................
Artur Arapov
А это
давно блуждает по разным черновикам (года три) и всё никак не доберётся...
Хотя мотив давно напет. И не забывается.

Всё очень просто,
И незачем врать,
Звёздную россыпь
Рукой не достать.

Всё очень просто,
Решай - не решай,
Только лишь воздух
Даёт нам дышать.

Мечется ветер,
А следом душа.
Взрослые дети
Куда-то спешат.

Всё очень просто...

Припев:

Время идёт.
Видишь,
его следы,
Не пощадив заметает
беспечная вьюга.
Кончится всё,
Только
лишь я и ты
Будем, как прежде,
в надежде,
глядеть друг на друга...

Глядеть друг на друга...

Всё так несложно,
И незачем врать,
Промыслам Божьим
Не стоит мешать.
.........................
..............................
Artur Arapov
Спроси, зачем пою,
И я отвечу:
Дорогу так свою
По жизни мечу.
Услышит кто-нибудь,
Хоть полкуплета,
И мой продолжит путь
Навстречу свету.

Спроси, на что смотрю,
На что надеюсь.
Отвечу, не схитрю,
Куда я денусь.
Вникаю в глубину
И уповаю
На тонкую струну
И птичью стаю.

Ищу в людской возне
Осколки смысла.
Скучаю о весне,
Что сердце сгрызла.
Сгораю от стыда
За большое столетий.
Мечтаю иногда
О вечность лете.

Спроси, зачем живу.
Отвечу просто:
Во сне и наяву
Считаю звезды.
Чтоб суть не растерять
В пустых страницах,
Поверив, что не зря
Сумел родиться.

2014.

Наконец-то текст можно переносить из черновиков в чистовики. Дописан.
И уже можно послушать черновую запись. Записал на диктофон.
Спроси, зачем живу.
3:50
Artur Arapov
Люди в стены верят слепо
Верят в праведность грехов:
Слишком маленькое небо
Между крыш больших домов.
Слишком узкое пространство
В закоулках, и темно.
И одно непостоянство
Над поверхностью земной.

Припев:

Можно всю жизнь говорить ни о чём,
Строя заборы проблем,
Но жизни суть заключается в том,
Чтобы над миром, над всем,
Тихо пролиться тёплым дождём,
И раствориться в листве.
И постараться поведать о том,
ЧтО есть Любовь,
ЧтО есть Свет.

.......................................
Жизнь моя - воспоминания,
Кадры из трагикомедий,
Сновидения, мечтания,
И полеты на комете.
,...........
Artur Arapov
Я вижу небо, вижу звезды, и мечта
Уносит мир мой, называемый душой,
В необьяснимые, высокие места,
Где только Бог заветной сути и покой.

А жизнь повсюду, что река без берегов...
Как обьяснить всю чистоту святой воды
Тем, кто оглох от черной пропасти грехов?
И кто ослеп от беспросветной суеты?
Artur Arapov
Ты сказала я бездельник,
Ты меня совсем не любишь.
Что имеешь столько денег,
Что сама любого купишь.

Ты наверное крутая.
Что тебе еще ответить?
Ты же все на свете знаешь,
Ты читаешь в интернете.

Припев:

Я просто уйду сейчас туда,
Где в небе горит моя звезда.
Я буду летать с ней в небесах,
И тихо мечтать о светлых днях.
И в свете огней, имей в виду,
Подруг и друзей себе найду.
И встречу любовь, быть может, вновь.
А ты береги себя! И больше не злословь.
Artur Arapov
Тонкой струйкой лился день из крана вечности
На побитую посуду бытия.
В этом не было ни злобы, ни беспечности,
Ни борьбы, ни бренного нытья.

Но одним казался мир зловещей бездною,
А другим горой высокой представал.
И была кому-то капля интересною.
А кому-то океан был мал.

Каждый жил, дыша одним со всеми воздухом.
На одной земле со всеми находясь.
А один по полю шёл босой и с посохом.
А другой в карете, развалясь.
Artur Arapov
Не скажу в какое время,
И среди каких степей…
Мерзопакостное бремя
Омрачило жизнь людей.
Поселился в замке старом
Непорядочный дракон.
Портил воздух перегаром,
Хулиганил всюду он.

Жили люди очень складно,
Но с приходом той беды,
Кровожадной и всеядной,
Стало деться некуды.
Залилась земля слезами.
Всех дракон заколебал.
Ведь питался он носками,
Что у граждан отбирал.

Сотни фабрик и заводов
Стали день и ночь гудеть,
Но несчастному народу,
Было нечего надеть.
Всё сжирал проклятый ирод,
Надзирая свысока.
Сколько не рыщи по миру -
Не единого носка!

Но, однажды, как-то в мае,
Шёл с войны один солдат,
Вовсе не подозревая,
Что завёлся в замке гад.
Двадцать лет служил он честно,
И не слыхивал притом,
Что народ страдает местный:
Днём и нощно босиком.

Вот пришёл солдат на площадь
(Кстати, день был выходной),
А народ - ужасно тощий,
Босоногий и чумной -
Смотрит дико, столбенея,
На солдата в сапогах...
Разбегайтесь, мол, скорее!
Ох, дракон нагонит страх!

Увидал дракон солдата,
Стал он дюже удивлён:
«Это, как же так, ребята?
Аль закон вам не закон?
Я чего повелевал то?..
Слышь, мужик, носки снимай!»
И пошёл он крыть всех матом,
Так, хоть уши затыкай!

Но солдат – мужик не робкий,
Не такое он слыхал.
Как стрельбой артподготовки
Он дракону отвечал:
«Коль война, какая, значит,
Так иди, воюй, стреляй!
А потом – награды прячут,
И портянки отдавай?!

Тут уж вы не угадали!
И не надо так рычать!
Не затем мы воевали,
Чтобы пятками сверкать!
Лучше баньку растопите!
Стол накройте посытней!
Да матрёшек пригласите,
Чтобы было веселей!»

Тут совсем дракон опешил,
И, от гнева распалясь,
Рёк, что этакой невежи
Он не видел отродясь.
«В самом деле, что за чудик?!
Что он пудрит нам мозги?!
Ну, хватайте его, люди,
И сдирайте сапоги!»

Не успел солдат, конечно,
Снять с плеча свою пищаль.
Приложили, так сердечно,
За высокую мораль.
И дракон самодовольный
В миг портянки проглотил,
И упал, сказав: "Как больно!"
Вздох последний испустил.

Как сей казус приключился?
Недоумевал народ.
Ведь ни разу не давился
Огнедышаший проглот.
"Да, чему тут удивляться? –
Говорил солдат в ответ.
– Я портяночки то, братцы,
Не менял семнадцать лет!"

13-14 марта 2016.

ДОПИСАНО
Artur Arapov
Сказка про мальчика Сеню,
про добрую корову Маню, и про чудо.

Жил да был в одной деревне,
Что за дальнею горой,
Синеглазый мальчик, Сеня.
Жил он с мамой и сестрой.
Папы не было у Сени,
Точно как и у сестры.
И дарили в дни рожденья
Им воздушные шары.

Мама детям говорила,
Что их папа был пилот,
Что она его любила,
Но уже который год
Он летает, будто птица,
За неведомым бугром,
И не может приземлиться
На родной аэродром.

Мать работала дояркой.
Дети пили молоко.
И светился рогом ярким
Полумесяц высоко.
Хоть и денег не хватало,
Да и мир, как конь гнедой,
Но душа в ночи пылала.
Самой светлою мечтой.

И в мечтаниях у Сени
Тайна дивная жила.
Как-то раз порой весенней,
В час, когда заря цвела,
Он увидел, что у Мани,
У коровы пегой той,
Рог блестит один хрустальный,
Или даже золотой!

Сразу понял мудрый мальчик,
Что такое неспроста.
И корова эта, значит,
И волшебна, и чиста.
И посланница, возможно,
Неизведанных небес,
Что пришла с подмогой Божьей,
Чтобы натворить чудес.

Как-то в ночь, пока все спали,
Ноги Сеню увлекли -
Нет, не в сказочные дали,
Что на том краю Земли -
В мир молочного хозяйства,
Или, проще говоря,
В хлев, где ночью из начальства
Нет, ни три богатыря,

Бабка Нюра, сторожиха,
Да её блохастый кот.
Вот прокрался Сеня тихо
К стойлу. Звёздный небосвод
Еле-еле освещая
Сквозь окошко сена стог,
Светом буд-то бы играя,
Золотил коровий рог.

Маня сладко почивала,
И копна сухой травы
Ей служила одеялом
И подушкой для главы.
Мальчик вытащил верёвку
Из-за пазухи своей,
Обматал ей рог коровки,
Чтобы дёрнуть посильней,

Но... Услышал вдруг: «Не нужно,
Сеня, рог мой отрывать.
Ты ведь мальчик то послушный,
Должен старших уважать».
Испугался жутко Сеня
И попятился назад.
Не уже ль в ночное время,
Все коровы говорят?

"Я хотел подарок... маме...» -
С дрожью Сеня пробубнил.
И прощения у Мани
Непременно попросил.
«Хорошо, - сказала Маня. -
Отыщи смешной цветок,
Что растёт за старой баней,
Да вплети его в венок

Из ромашек длинноствольных,
Расселённых по полям.
Принеси венок тот в стойло.
А потом... увидишь сам».
Так и сделал мальчик Сеня.
Отыскал смешной цветок
И его, в одно мгновенье,
Вплёл в ромашковый венок.

Всё успел он до рассвета.
Мир дремал. Цвела сирень.
«А теперь веночек этот
На рога мои надень» -
Прошептала тихо Маня.
Сеня так и поступил…
Содрогнулось мирозданье!
Кто-то где-то возопил!

Что-то ярко засверкало!
Ослепило! А потом...
Перед мальчиком предстала,
Ни рогастая с хвостом,
А прекрасная принцесса!
В сарафане из цветов,
С ароматами из леса,
В окруженье мотыльков.

«Ничего себе! Ты - фея?!» -
Удивился мальчуган.
«Да. Взгляни чуть-чуть левее
На небесный океан.
Видишь, там Кассиопея,
Что похожа на рога?
Я оттуда». И, робея,
Сеня сел к её ногам.

«Значит, ты с другой планеты?» -
Он спросил. Она в ответ:
«Может быть. Но суть не в этом.
Главное, что мой секрет
Ты сберёг. Не проболтался.
А не то, меня бы вмиг
Злой колдун пустил на мясо.
Он ведь жуткий озорник».

И, расчувствовавшись вволю,
Повела принцесса сказ,
Про свою коровью долю,
Под потоки слёз из глаз.
«Этот случай приключился
Триста лет тому назад,
Злой колдун в меня влюбился.
Был он страшен и пузат.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Artur Arapov
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Я, конечно, отказалась
Стать женою колдуна.
Убежала и скрывалась,
И жила сто лет одна.
И уж стала забываться…
Но нашёл меня злодей,
И, решив поиздеваться,
Подлой магией своей

Превратил в корову тут же.
И сказал коварный гад:
«Коль не стал твоим я мужем,
Так пускай тебя доят,
Вплоть до той поры, пока ты
Не умрёшь среди коров,
От судьбы своей рогатой,
И от бешеных быков.

Лишь одно тебе поможет,
Победить заклятья рок:
Отыскать того, кто сможет
Для тебя сплести венок
Из ромашек самых диких,
Что ютятся по полям,
И цветочек Эвридики,
Принесёт к твоим рогам».

А когда я замычала,
Засмеялся лишь в ответ
Этот злой воображала.
С той поры, все двести лет
Я ждала, как избавленья,
От мучительной судьбы,
Только смерти. Но, спасенье
Бог послал мне за мольбы.

Хорошо, что ты помог мне,
Мальчик Сеня, ты – герой!
Никогда теперь не смолкнет
Счастья звон и пир горой!
И теперь, всё, что захочешь,
Не проси, а требуй ты!
Я любые, между прочим,
Исполнять могу мечты!»

«Мне-то многого не надо, –
Отвечал герой-малец. –
Только, чтобы к маме папа
Возвратился, наконец.
Чтоб избавились от злобы
Все злодеи-колдуны.
Ну и если можно, чтобы
В мире не было войны».

Ещё пуще зарыдала
Фея, выслушав мальца.
Да, могла она не мало,
Но волшебного кольца,
К сожалению, в кармане
Не нащупала, а так,
Вся цена её стараньям
Выходила на пятак.

Наконец, поняв, что делу
Тут слезами не помочь,
Фея всё-таки сумела
Свои чувства превозмочь.
«Ладно, – вслух она сказала. –
Будет всё, как ты сказал.
Только нужно для начала,
Чтоб кольцо ты отыскал.

То кольцо я обронила
На лужайке, где паслась.
В нём магическая сила
И космическая связь».
Вновь подался мальчик Сеня
По нелёгкому пути.
И любые приключенья
С ним могли произойти.

Вот пришёл он на лужайку,
Запустил в траву лицо,
И похожее на гайку
Восьмигранное кольцо
С камнем красным, как редиска,
Стал тихонько призывать:
«Эй, колечко, покажись-ка!
Помоги себя сыскать».

На востоке заалело.
Солнца луч заполз в траву.
И колечко заблестело,
Не во сне, а наяву!
Мальчик взял его в ладошку,
И – случилось волшебство! –
Будто кто-то звёздной крошкой
Брызнул прямо из него!

Искры яркие забили
Фейерверком там и тут.
И всю землю осветили,
Словно праздничный салют.
Сеня кепку снял с затылка
И кольцо под ней укрыл,
Чтобы так искристо пылко
Звёздный камень не светил.

Снова, сделавшись обычным,
Погрузился мир во мрак,
Только где-то неприлично
Растрепался хор собак,
В полусне почуяв что-то.
Да разбуженный скворец
Проскворчал одну – две ноты,
Как замученный певец.

Сеня кинулся в коровник.
Надо было поспешать,
А не то, возьмёт половник,
Поутру, проснувшись, мать,
Да отлупит, с огорченья,
Удалого молодца
За ночные похожденья,
Как простого сорванца!

И, казалось бы, так близок
Счастья трепетного луч,
Но беда, что злая крыса
Из навозных жутких куч,
Любит, выскочив некстати,
Свой «порядок» навести…
Вдруг какой-то толстый дядя
Встал у Сени на пути.

«Здравствуй, Сеня! Я твой папа! –
Дядя тот заговорил.
– Как от ведьмы я удрапал,
Так к тебе и поспешил.
Поскорей хотел увидеть
И обнять тебя, сынок!»
Сеня от таких событий
Слова вымолвить не мог.

Толстый дядя, если честно,
Неприятен был до слёз.
Было видно, он не местный.
Как картошка, толстый нос.
Рот кривой, живот как мячик.
Галстук бабочкой, берет.
Ну и глазки поросячьи
Завершали весь портрет.

«Папа мой, – промолвил Сеня. –
В самолёте, за горой.
Вы же дядя, без сомненья,
Совершенно не герой.
Если даже Вы взлетите,
Вас уронит самолёт.
Вы же весите, простите,
Как столетний бегемот».

Продолжение следует.
Artur Arapov
ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Дядя мило улыбнулся,
Не обидевшись ничуть.
«Оттого я так надулся,
Что нелёгок был мой путь.
Как-то ночью пролетал я
Мимо леса одного,
Ведьма хитрая и злая
В нём жила скорей всего.

Колдовством каким-то злачным
Был охвачен мой полёт.
И свалился неудачно
Прямо в лес мой самолёт.
Между двух высоких сосен
Зацепившись, он повис.
А внизу стояли лоси…
То от ведьмы был сюрприз!

Уцелел я, слава Богу.
Но колдунья, сгоряча,
Завлекла меня в берлогу,
Где медведь меня, рыча,
Встретив как родного брата,
Стал так крепко обнимать,
Что душа была бы рада
Через пятки убежать!

Было страшно у медведя,
Но ещё страшней потом.
Прискакала злая ведьма
На трухлявом пне верхом,
И узрев, что я снаружи,
Был красив, как Аполлон,
Порешила ведьма тут же,
Что я должен стать смешон,

Толст и всячески уродлив.
И, связав меня всего,
Раскормила гоголь-моголем.
Вот такое колдовство
Испытать пришлось мне, Сеня.
Но сбежал. И вот… я здесь!
Так прими, из уваженья,
Ты меня, таким как есть!»

И настолько тяжким вздохом
Завершил толстяк рассказ,
Что мальчонке стало плохо.
Слёзы хлынули из глаз.
Очень жалко дядю стало.
Вдруг он правду говорит?
И под этой тонной сала
Тощий папа где-то скрыт?

«Лишь одно помочь сумеет
Сбить оковы колдовства.
Это сказочная фея,
Королева волшебства, –
Снова молвил дядя, плача. –
Только где её найти?!
Ведь её, возможно, прячут,
Или держат взаперти…»

«Я, – сказал, наивно, Сеня. –
Знаю где её искать.
И для Вашего спасенья
Путь могу Вам указать.
Правда, злой колдун безбожно
Ей все нервы истрепал.
Но поможет ей, возможно,
То кольцо, что я сыскал».

Так обрадовался дядя,
Этой новости, что вмиг
Чуть от радости не спятил.
И сказал он напрямик:
«А уверен ты, мой мальчик,
Что колечка волшебство
Принесёт нам всем удачу?
Покажи-ка мне его.

Я, хотя и не всезнайка,
Но могу определить…
Не похоже ли на гайку?..
Если да, то может быть,
Это – то кольцо злой ведьмы,
Безобразно-озорной,
Что почти десятилетье
Издевалась надо мной!»

Сеня кепку снял с затылка.
Лучезарное кольцо
Засверкало очень пылко
Прямо дяденьке в лицо.
«Да, то самое колечко! –
Молвил дядя, щуря глаз. –
Жаром пышет, будто свечка,
Красно-пламенный алмаз!..

Что ж, веди меня скорее,
Мой великий юный друг,
К той волшебной чудной фее!
Исцелять пора недуг».
И пошли они в коровник.
Сеня топал впереди,
А толстяк, топча терновник,
Ковылял чуть позади.

Вот и стойло феи Мани.
Заждалась она мальца,
Чтобы ощутить в кармане
Вновь могущество кольца.
«Маня, то кольцо нашёл я! –
Объявил, спеша, малец.
И, взгляни, кого привёл я,
Это – мой родной отец!»

Испугалась страшно фея,
Увидав того «отца».
«Это не отец твой, Сеня, –
Осекла она мальца. –
Это тот колдун ужасный,
Что меня заколдовал!..
Убегай, чтоб камень красный
Этот тип не отобрал!..»

И как только баба Нюра
Прошептала: "к-ссс, к-ссс, к-ссс!"
Сразу собственной натурой
Кот предстал из-за кулис.
Рыжий, дранный и блохастый
Кот, по прозвищу ,
Прялку в пасти нёс зубастой.

Лишь взмахнула сторожиха
Этой прялкою своей,
Сразу стало в стойле тихо,
Да и на планете всей.
И сказал с глубоким вздохом
Сеня: "Что ж, пора домой!
Всё прошло. И слава Богу!"
И, кивая головой,

Баба Нюра подмигнула,
Села снова на метлу,
И мгновенно упархнула,
Сквозь отверстие в углу,
Что само образовалось
И исчезло в тот же миг.
Сеня чувствовал усталость.
Сон его почти настиг.

Посмотрев ещё разочек
На простой коровий рог,
На сиреневый цветочек,
Что в ромашковый венок
Был вплетён так аккуратно,
Сеня взял свой узелок,
И пошёл домой обратно.
Уж рассвет накрыл восток.

Солнце распростёрло руки,
Чтобы всё с
Artur Arapov
Она была наверно дурой,
Каких на свете очень много.
И шла по жизни вечно хмурой,
Своей унылою дорогой.

И ей казалось, что на свете
Нет места истинному чуду.
Есть только дождь, и только ветер,
И бесконечная простуда.

А чудо рядышком ходило,
И улыбалось про себя.
О чёмто пело, и светило,
От всей души, её любя.

Она жила в плену обиды
На всё, что в жизни ей досталось.
Рисуя в мыслях пирамиды,
К себе испытывая жалость.

"Чудес на свете не бывает" -
Твердила про себя, как догму.
И улетала счастья стая,
От глупых слов к чужому дому.

Казалось бы, так просто верить,
Что чудеса всегда близки.
Порой тревоги и потери
Всего лишь повод для тоски.

17.04.2016.

ГОТОВОЕ.
Artur Arapov
И как только баба Нюра
Прошептала: "к-ссс, к-ссс, к-ссс!"
Сразу собственной натурой
Кот предстал из-за кулис.
Рыжий, дранный и блохастый
Кот, по прозвищу ,
Прялку в пасти нёс зубастой.

Лишь взмахнула сторожиха
Этой прялкою своей,
Сразу стало в стойле тихо,
Да и на планете всей.
И сказал с глубоким вздохом
Сеня: "Что ж, пора домой!
Всё прошло. И слава Богу!"
И, кивая головой,

Баба Нюра подмигнула,
Села снова на метлу,
И мгновенно упархнула,
Сквозь отверстие в углу,
Что само образовалось
И исчезло в тот же миг.
Сеня чувствовал усталость.
Сон его почти настиг.

Посмотрев ещё разочек
На простой коровий рог,
На сиреневый цветочек,
Что в ромашковый венок
Был вплетён так аккуратно,
Сеня взял свой узелок,
И пошёл домой обратно.
Уж рассвет накрыл восток.

Солнце распростёрло руки,
Чтобы всё собой обнять,
И явленьями науки
Всю ночную блажь прогнать.
Сеня в дом вошёл и сходу
Повалился на кровать.
В эту пору на работу
Собираться стала мать.

Подошла она к сыночку,
Смотрит... Что за узелок?
Кто же это тёмной ночкой
В дом такое приволок?
Развернула. А оттуда...
Что ещё за ерунда?!
Три огромных изумруда,
Как лягушки из пруда,

Поскакали, покатились,
Закружили карусель...
В этот миг вдруг дверь открылась.
И предстал во всей красе
Настоящий Сенин папа!
Ни какой-нибудь ,

А нормальный человек.
Artur Arapov
В эту самую минуту,
Вдруг, откуда-то извне,
А точней - изниоткуда,
На трухлявом чудо-пне
Прискакала старушонка.
И сказала: "Всем привет!
Раскричались вы так громко,
Что, спустя аж триста лет,

Я проснулась... и так рада,
Наконец, увивидеть вас!
И пусть я теперь горбата,
И ослеп мой левый глаз,
Но надеюсь, что вы тоже
Видеть счастливы меня!
Как-никак мы с вами всёже
Очень близкая родня! "

"Мама! - Маня закричала. -
Ты ли это?! Сколько лет
О тебе, мыча, скучала
Я, кляня весь белый свет!
Всё траву себе жевала,
Созерцая блажь да тишь...
И, увы, совсем не знала,
Что ты рядом где-то спишь!"

И как только баба Нюра
Прошептала: "к-ссс, к-ссс, к-ссс!"
Сразу собственной натурой
Кот предстал из-за кулис.
Рыжий, дранный и блохастый
Кот, по прозвищу ,
Прялку в пасти нёс зубастой.

Лишь взмахнула сторожиха
Этой прялкою своей,
Сразу стало в стойле тихо,
Да и на планете всей.
И сказал с глубоким вздохом
Сеня: "Что ж, пора домой!
Всё прошло. И слава Богу!"
И, кивая головой,

Баба Нюра подмигнула,
Села снова на метлу,
И мгновенно упархнула,
Сквозь отверстие в углу,
Что само образовалось
И исчезло в тот же миг.
Сеня чувствовал усталость.
Сон его почти настиг.

Посмотрев ещё разочек
На простой коровий рог,
На сиреневый цветочек,
Что в ромашковый венок
Был вплетён так аккуратно,
Сеня взял свой узелок,
И пошёл домой обратно.
Уж рассвет накрыл восток.

Солнце распростёрло руки,
Чтобы всё собой обнять,
И явленьями науки
Всю ночную блажь прогнать.
Сеня в дом вошёл и сходу
Повалился на кровать.
В эту пору на работу
Собираться стала мать.

Подошла она к сыночку,
Смотрит... Что за узелок?
Кто же это тёмной ночкой
В дом такое приволок?
Развернула. А оттуда...
Что ещё за ерунда?!
Три огромных изумруда,
Как лягушки из пруда,

Поскакали, покатились,
Закружили карусель...
В этот миг вдруг дверь открылась.
И предстал во всей красе
Настоящий Сенин папа!
Ни какой-нибудь ,

А нормальный человек.
Artur Arapov
Получив волшебный камень
Дядя сразу осмелел
И коварной старой даме
Успокоиться велел.
"А не то, - сказал он. - Знаешь,
Поверну кольцо разок
И, как снег весной растаешь!
Как вода уйдёшь в песок!"

"Ах, ты жуткое созданье! -
Прошипела ведьма, злясь. -
Полюбуйся, дочка Маня,
Твой отец какой карась!
Говорил тогда, что любит,
А теперь огнём грозит!
Аль и впрямь не знает, глупый,
Что он сам себе вредит?!"

И, взмахнув рукой костлявой,
Захотела превратить
Ведьма дядю в пень трухлявый!
Дядя, проявляя прыть,
От себя её заклятье
Попытался оттолкнуть,
И кольцо, вдруг, спрыгнув с пальца,
Отскочило ведьме в грудь!

Превратилась тут в корову.
Ведьма. Дядя стал быком.
Да и Маня снова
Стала пахнуть молоком.

А кольцо помчалось дальше.
Artur Arapov
Господи, сколько веков в нищете.
В вечной упряжке, с тяжкою ношей.
С детской мечтой, как с водой в решете,
С тихой надеждой, да с помощью Божьей.
Artur Arapov
Вдруг увидел Сеня сбоку
Неопознанный объект.
На индейскую пирогу
Был похожим сей предмет.
Подлетел поближе. Смотрит,
На "пироге" бегемот,
Старый, но довольно бодрый,
По течению плывёт.

"И куда же Вы плывёте?" -
Удивился мальчуган.
"Надоело жить в болоте, -
Отвечал гиппопотам. -
Захотелось, ни на шутку,
Полетать по небесам.
Взял тогда я эту шлюпку,
Прицепил к ней паруса,

И помчался по вселенной!
Ах, как сказочно светло
Это было и бесценно!
Всё искрилось и цвело!
Я летал и наслаждался!
И куда б не залетал,
Всюду надпись: "Здесь был Вася"
Я на память оставлял!"

Аж присвистнул мальчик Сеня:
"Значит, Вася - это Вы?"
"Да, - признал без промедленья
Бегемот. - От головы
До хвоста - всё это Вася.
Мама с папой дали мне
Имя царское на счастье,
Чтобы жил я, как во сне.

Так и было поначалу.
Но потом... ушла весна.
И тоскою одичалой
Стала жизнь моя полна...
Но, конечно, повторяться
Ни к чему... Скажу одно:
Парусам моим порваться
Оказалось суждено.

И, увы, уже три года
Я дрейфую здесь во тьме.
И родимое болото
В сладких грёзах снится мне. -
И, вздохнув, не удержался,
Разрыдался бегемот -
Бедный я... несчастный Вася!
Васю мама дома ждёт!.."

"Есть колечко непростое, -
Добрый мальчик сообщил. -
Волшебство в нём неземное.
Жаль, оно лишилось сил...
Если б кто-нибудь наладил,
Чудотворный механизм,
Можно было б пожелать, и
Получить любой сюрприз!"

"Я давно не верю в сказки! -
Бегемот махнул рукой. -
Сказки врут, сгущая краски,
Лишь бы им блеснуть строкой..."
"Вот оно!" - воскликнул мальчик,
И колечко показал.
И надежда на удачу
Сразу вспыхнула в глазах

У "межзвёздного скитальца".
"Знаешь, мальчик, я бы мог,
В самом деле, попытаться
Из колечка выжать толк.
Я ведь чуть ли не профессор!
Книжки умные читал.
И с немалым интересом
Мир вселенной постигал".

Две секунды длилось дело.
Был и вправду молодцом
Тот гиппопотам умелый.
Вскрыл волшебное кольцо,
Аккуратно, ноготочком
Нежно камушек поддев.
И тихонько, надфилёчком,
Что-то чиркнул кое-где.

Засияло вновь колечко!
"Принимай работу, брат!" -
Бегемот сказал сердечно.
Сеня был ужасно рад!
Наконец-то всё вернётся
И домой он попадёт,
Где родимое оконце
Дарит солнечный восход!

Сеня взял колечко в руку,
Тихо камню прошептал:
"Сделай так, прошу, как друга,
Чтобы мир на место встал.
Чтобы все домой вернулись,
Превратясь в самих себя,
И друг другу улыбнулись,
Научившись жить любя!"

И как только произнёс он
Эту маленькую речь,
Оказался мир воссоздан,
И исчез дамоклов мечь.
Снова хлев увидел Сеня
И корову Маню в нём.
И жевала Маня сено,
Не печалясь ни о чём.

"Ну и ну! - подумал мальчик. -
Как и не было чудес!..
Только, что всё это значит?
В чём таится интерес?"
"Маня! - он позвал корову.
И ответила ему
Маня, как-то бестолково,
Непонятным словом "му".

И, возможно, мог бы мудрый
Мальчик Сеня сделать вид,
Что пригрезились, и чудный
Бегемот, и глупый гриб,
И волшебные калоши,
И колдунья, и толстяк.
И колечко это тоже -
Всего-навсего пустяк.

Но... раздался грохот смачный!
И ввалились разом в хлев,
С неба рухнув неудачно,
Баба Нюра на метле,
Толстый дядя в старом фраке,
Ведьма и трухлявый пень!
А за ними - три собаки,
Два барана и олень!

Кавардак поднялся дикий!
Всё смешалось, как в грозу,
Лай, мычание и крики.
И, казалось, разнесут
В пух и прах коровник бедный
Гости шумные его.
....................

ДОПИСАЛ http://www.stihi.ru/2016/05/05/6254
Artur Arapov
Господи, сколько веков в нищете.
В вечной упряжке, с тяжкою ношей.
С детской мечтой, как с водой в решете,
С тихой надеждой, да с помощью Божьей.
Artur Arapov
В древнерусском поселенье
Древнерусский человек
Как-то раз к бабульке древней
Напросился на ночлег.
Возвращался он с охоты,
По зиме охота злей,
И хоть шкурой был обмотан,
Весь продрог, аж до костей.

Небогатую добычу
Нёс охотник молодой.
Всё, что он поймал из дичи,
Был фазан, и тот худой,
Но бабульке отощавшей,
Той негожею порой,
И фазан был жизни слаще,
Хоть варёный, хоть сырой.

В дом впустив его, конечно,
Стала спрашивать она:
"Как зовут тебя, сердешный?
...а живёшь с кем? ...а жена?"
И не скрытничал охотник:
"Ничего я не таю!"
Он не знал, что бабка - сводня,
Хочет высватать свою

Дочь, что в девках засиделась.
"Настя, дай-ка чугунок, -
Бабка сладостно пропела. -
И солонку... и чеснок...
Ужин будет нынче вкусным!
Пусть закончилось пшено,
И картошка, и капуста,
Сухарей зато полно!"

"Ты погрейся, отдохни, -
Бабка сладостно пропела. -

Раз увидела Настёна:
Над деревнею родной
Разлетался, силой тёмной,
Змей крылатый шебутной.
Поспешила Настя к людям,
Чтобы их предупредить,
Мол, бесстыдник баламутит,
Хочет что-то учудить.

"Лютый змей, - она вскричала, -
Выпускает снова дым!"
И на небо указала
Тонким пальчиком своим.
Но народ ответил хмуро:
"Да видали мы и так!
А коль ты такая дура,
Не считай, что всяк дурак!"

Старичок один блаженный
Попытался объяснить:
"Каждый год дракон страшенный
Род желает свой продлить,
И девицу помоложе
Выбирает наугад.
Но у нас искать не гоже:
Что ни девка - сущий ад!"